[an error occurred while processing this directive]
    


 
 
главная история авиации авиамузей
   Воздушный "дредноут"
             
         n Игорь Андреев  



 

В конце 1918 года недалеко от Парижа, там, где Сена делает изгиб, напоминающий излучину реки во французской столице, развернулось грандиозное строительство. Рабочие и солдаты прокладывали железнодорожные линии, возводили деревянные постройки, красили землю. Электрики хлопотали над какими-то искрящими механизмами и монтировали лампы с тусклым мерцающим светом. Еще не сколько недель - и рядом с замаскированным, затаившимся Парижем вырос бы ложный, выдающий себя искрами трамваев и как бы притемнными огнями заводов и вокзалов. Перемирие положило конец этой мистификации, с помощью которой французы намеревались провести пилотов германской авиации, спасти Париж от систематических налетов бомбовозов.

Как ни юна была боевая авиация, она уже стала грозной силой: ее опасались не только пехота и кавалерия, но и целые города. И чтобы превратиться в невиданное доселе средство для переброски взрывчатых снарядов на сотни километров от линии фронта, аэропланам пришлось стать большими и многомоторными. Родоначальником таких самолетов был "Русский витязь" Игоря Ивановича Сикорского...

Большие многоместные аэропланы пытались строить многие конструкторы. Мешало предубеждение, подкрепленное выкладками маститых ученых, предостережениями практиков. Hапример, английский ученый Ланчестер опубликовал аэродинамическое исследование, в котором доказывал: самолеты уже достигли предельных размеров, дальнейший рост приведет к неспособности машин летать.

Самый большой аэроплан тех лет весил тонну. "Витязь" был в 4 раза тяжелее. Что такое эффект масштаба, Сикорский прекрасно знал на собственном опыте. Его модели вертолетов отлично летали, а геликоптер в натуральную величину так и не оторвался от земли. "Боль шую роль сыграла интуиция, - вспоминал спустя 60 лет Сикорский, - Я сделал крылья "Витязя" с очень большим размахом".

При одинаковой подъемной силе длинное крыло обладает куда меньшим аэродинамическим сопротивлением, чем короткое. Вспомните распластанные крылья планеров или знаменитого АТ-25, на котором чкаловский экипаж совершил перелет через Северный полюс. Во времена Сикорского об этом не знали. Hе задумываясь об аэродинамических премудростях, Сантос-Дюмон лихо летал на своей кургузой, короткокрылой "Демуаэель". Русский конструктор задумал превратить малокомфортабельный аэроплан в машину с зарытой просторной кабиной.

13 мая 1913 года с полным пренебрежением к суевериям Сикорский поднял в воздух гигантский четырехмоторный аэроплан. В первом же полете Сикорский доказал скептикам несостоятельность их опасений: аэроплан отлично летал и на трех двигателях. Сказалась дальновидность конструктора, оснастившего машину длинной хвостовой балкой фюзеляжа и четырьмя огромными килями. "Русский витязь" совершил 53 удачных полета, установив в одном из них мировой рекорд продолжительности - 1 ч. 54 м. Беда подстерегла его... на земле.

В тот день, когда Сикорский готовил машину к очередному полету, в воздух поднялся известный летчик, мастер пилотажа Габер-Влынский. За несколько секунд до посадки двигатель его самолета оторвался (в те времена случалось и такое!) и угодил прямо в "Витязя", Сикорский не стал возиться с сильно поврежденным самолетом и принялся строить новый, давно им задуманный. Этому аппарату - "Илье Муромцу" - и предстояло в боевых условиях реализовать достоинства тяжелых многомоторных машин, начавшикся с "Русского витязя".

Поначалу эскадра проводила разведывательные операции, а затем машины, оснащённые новыми прицелами, бомбодержателями и бомбосбрасывателями, превратились в тяжелые бомбардировщики с весьма высокими летно-тактическими данными. Эскадра стала первым в мире соединением боевых самолетов такого рода.

Став бомбовозом, "Илья Муромец" ощетинился целой батареей пулеметных установок. Оборонительное вооружение имело сферический обстрел. Экипаж и бензиновые баки самолета были защищены броней. В сочетании с круговым действием вооружения броневая защита сделала машину весьма трудной целью для истребителей и зениток противника. Случалось, "Муромец" выступал в роли штурмовика и сам подавлял зенитные батареи.

Основу германской тяжелой авиации составили сравнительно небольшие двухмоторные бомбардировщики "Гота".

Рожденная первой мировой войной тяжелая бомбардировочная авиация не успела в полной мере продемонстрировать свою мощь: истребительная авиация, зенитная артиллерия и искусная маскировка очень затрудняли налеты бомбовозов на крупные объекты. Тем не менее "бомбовозы" заставили стратегов считаться с новым грозным оружием, которое уже тогда обещало стать вездесущим средством нападения.

 









Энциклопедия самолётов и вертолётов. 2004-2007   

[an error occurred while processing this directive]